Рассказы Сэлинджера похожи на пружину. Театральный художник Анастасия Нефедова — о любимых книгах

Анастасия Нефедова стояла у истоков «Электротеатра Станиславский» вместе с его художественным руководителем Борисом Юханановым. В ее послужном списке — костюмы и декорации для таких спектаклей театра, как «Синяя птица», «Маниозис», «Служанки бульвара Сансет», «Гамлет», «Октавия. Трепанация», «Пиноккио», «Сверлийцы». Работа над последним была отмечена премией «Золотая маска».

О любимых авторах и иллюстраторах, чьи произведения помогают найти вдохновение, и о том, как в ее библиотеке появляются новые книги, художница рассказала mos.ru.

О книгах и библиотеках

Я обожаю бумажные книги. Электронные носители — это не для меня. У моего папы была огромная библиотека, и это был целый мир, рядом с которым я росла. Еще папа собирал и переплетал комиксы, у него для этого были специальные большие альбомы. Я не понимала, что там написано, но мне было жутко интересно разглядывать картинки.

Сейчас я тоже собираю свою библиотеку, но мне уже некуда все это девать. Просто нет места. Но и отказаться от любимых книг в бумажном варианте я не могу.

Фото: mos.ru. Юлия Иванко

«Муми-тролли» Туве Янссон

Эта книжка-комикс со мной со времен моего студенчества. Когда она у меня появилась, мне было 19 или 20 лет, до этого я не знала этих персонажей. Сейчас ее с удовольствием читают мои дети.

Туве Янссон создала потрясающие иллюстрации к своим произведениям. Так что тут восторг от чтения, восторг от рисунков, восторг от всех этих троллей, сниффов, снусмумриков и снорков.

Вообще все истории о муми-троллях и их друзьях грустные, там нет никакого веселья. И хотя читатель ассоциирует себя с кем-то из персонажей, эти книжки не вгоняют в депрессию, а помогают принять себя.

«Девять рассказов» Джерома Дэвида Сэлинджера

Я очень люблю Сэлинджера. Мне кажется, что в каждом его рассказе есть своя музыка, они похожи на растягиваемую пружину. Вроде бы ничего не происходит, но на самом деле пружина натянута очень сильно. В какой-то момент ее точно отпустят, после чего произойдет что-то мощное. Это происходит даже не на уровне сюжета, а на уровне каких-то глубинных волн.

В каждом рассказе, на мой взгляд, есть момент некоего озарения, после которого твоя жизнь переворачивается. Точка невозврата. Истории Сэлинджера завораживают своей поэзией.

Фото: mos.ru. Юлия Иванко

«Sapiens. Краткая история человечества» Юваля Ноя Харари

Эта книжка сейчас очень модная. В книжном магазине я обратила внимание на название: люблю, когда коротко и понятно написано про что-то очень сложное. Не удержалась, купила.

Я еще не дочитала ее до конца. Видимо, нужен какой-то перерыв. На самом деле она очень интересная: у автора очень специфический, ясный и конкретный взгляд на историю цивилизации, историю развития человека. За этой логикой интересно следить.

Иногда в литературе подобного рода за текстом сильно проступает личность автора. И порой это происходит так явно, что она как бы затмевает текст, и читатель общается напрямую с писателем. Это очень эмоциональный контакт, на меня он действует гораздо сильнее, чем сама книга. И вот Харари показал мне свою агрессивную сторону. Он, я считаю, агрессор по отношению к читателю. Но это и завораживает одновременно.

Фото: mos.ru. Юлия Иванко

«Атлант расправил плечи» Айн Рэнд

Эту книгу я тоже случайно обнаружила в книжном. Я художник, поэтому реагирую на визуальную составляющую, так что все книги приходят в мою жизнь благодаря обложкам. Я купила это издание, потому что оно потрясающе сделано, но к чтению приступила не сразу.

Позже, когда лежала после операции дома, я проглотила книгу за несколько дней. Во время чтения в голове была ужасная мысль: а ведь эта книга скоро закончится. Я помню, как с каждым днем приближалась к финалу и как хотелось, чтобы это длилось вечно.

Главная героиня — вице-президент железнодорожной компании. Этой молодой женщине около 30 с небольшим, она работает в момент сложнейшего кризиса в Америке. Это роман-антиутопия, в нем — несуществующие ситуации и персонажи, через них автор предлагает свою модель развития общества, государства, экономики, политики, затрагивает социальные проблемы. Она перевернула мое мировоззрение.

А потом я решила узнать больше об авторе. Оказалось, это наша соотечественница, которая после смерти Ленина эмигрировала сначала в Париж, а потом в Америку, где и начала писательскую карьеру. В книге заложена философия разумного эгоизма, о которой говорит Айн Рэнд. Впоследствии она образовала огромное философское сообщество, у которого до сих пор есть последователи.

Фото: mos.ru. Юлия Иванко

«Другой путь» Бориса Акунина

«Другой путь» — роман — исследование любви как явления. В тексте одновременно ведется два повествования. Одно — научно-исследовательское эссе о том, что есть любовь и что под ней понимали люди в разные времена. Второе — рассказ о 1920-х годах, молодой девушке, студентке мединститута, которая встречает настоящую любовь. Мы прослеживаем ее «другой путь» и параллельно путь, который предлагает Акунин как исследователь.

Фото: mos.ru. Юлия Иванко

 

Рассказы Сэлинджера похожи на пружину. Театральный художник Анастасия Нефедова — о любимых книгах
https://www.mos.ru/news/item/65156073/
https://www.mos.ru/rss
Официальный портал Мэра и Правительства Москвы
Новостная лента официального портала Мэра и Правительства Москвы

100otzyvovru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.